Постановление конституционного суда о колизии адвоката с доверителем

В то же время один из адвокатов негативно оценил излишнюю сдержанность Суда, отказавшегося направлять на пересмотр вынесенные по делу заявителя судебные акты. Другой указал на необходимость изменения законодательства в целях исключения возможности допроса адвоката в качестве свидетеля по делу его подзащитного во избежание дальнейших злоупотреблений со стороны следствия. Повод для обращения в КС Владимир Зубков обвинялся в двух покушениях на мошенничество и в фальсификации доказательств по гражданскому делу. В декабре 2017 г. Кировский районный суд г. Ярославля отказался рассматривать ходатайство старшего следователя СК РФ по Ярославской области о разрешении допроса в качестве свидетеля адвоката Олега Крупочкина и проведении очной ставки с его участием для расследования уголовного дела в отношении его доверителя.

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера (у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают), то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:

  • Для жителей Москвы и МО - +7 (499) 653-60-72 Доб. 448
  • Санкт-Петербург и Лен. область - +7 (812) 426-14-07 Доб. 773

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law Защита профессиональных прав адвоката Рагулин А. Результаты: Автором сформулированы предложения по разрешению коллизий между законодательством об адвокатуре и уголовно-процессуальным законодательством России применительно к таким профессиональным правам адвоката-защитника, как право на непосредственное участие в процессе доказывания, право на привлечение специалиста, право на беспрепятственные встречи с доверителем, право фиксировать информацию, содержащуюся в материалах уголовного дела, право совершать иные действия, не противоречащие законодательству, и др. Формулируется основное правило преодоления коллизий между законодательством об адвокатуре и уголовно-процессуальным законодательством России, согласно которому при определении объема и содержания профессиональных прав адвоката-защитника правоприменителям необходимо руководствоваться положением о приоритете норм законодательства об адвокатуре. Ragulin A. Contradictions between the legislation on legal profession and the criminal procedure legislation of Russia regarding a regulation of professional privileges of the advocate-defender and their overcoming Purpose: Identification of collisions between the legislation on legal profession and the criminal procedure legislation of Russia on the questions connected with a regulation of professional privileges of the advocate-defender and their overcoming. Methodology: Formal-legal method and method of theoretical modeling were used. Results: The author formulated offers on permission of collisions between the legislation on legal profession and the criminal procedure legislation of Russia in relation to such professional privileges of the advocate-defender as the right for direct participation in proof process, the right for involvement of the expert, the right for free meetings with the principal, the right to fix information containing in materials of criminal case, the right to make other actions which are not contradicting the legislation, etc.

17 июля Конституционный Суд РФ принял Постановление № П по также подчеркивается, что взаимодействие адвокатом с доверителем . коллизии между данным правом обвиняемого и дискрецией суда в. Деятельность адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве: правовой институт, обеспечивающий защиту конституционных прав доверителя на тайны адвоката, что порождает определенные коллизии и даже изъятия из . в постановлении, Конституционный Суд РФ занял следующую позицию. Конституционный суд РФ своим постановлением признал материалы адвокатского производства в отношении доверителя адвоката.

Вы точно человек?

С просьбой о проверке конституционности положений ряда статей Уголовно-процессуального кодекса РФ в КС обратились адвокаты Новосибирской коллегии адвокатов. Октябрьский районный суд Новосибирска согласовал обыск в их офисе, в ходе которого следователи изъяли досье десятков юридических и физических лиц, а также переписку клиентов с доверителями. Сами адвокаты, находившиеся на рабочих местах, были досмотрены. Члены адвокатской коллегии оспорили действия следствия, однако суды не нашли в них нарушений, отметив, что в УПК не предусмотрен запрет на изъятие адвокатских производств, которые могут быть важны для расследования уголовного дела. В своем обращении в КС защитники указали, что процессуальные нормы, разрешающие следователям досмотр и изъятие адвокатских материалов, составляющих адвокатскую тайну, ущемляют права их клиентов, а также препятствуют профессиональной деятельности адвоката. Рассмотрев материалы дела, КС указал, что адвокатская тайна является гарантией законных интересов доверителя, однако "право клиента на доверительный характер отношений со своим защитником не является абсолютным". По мнению КС, в исключительных случаях — при обоснованных подозрениях на злоупотребления со стороны адвоката или доверителя — допускается вмешательство органов власти. В частности, это необходимо "при необходимости защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц". В связи с этим не все сведения, которым адвокат и его доверитель хотели бы придать конфиденциальный характер, являются адвокатской тайной. Конституционный суд пришел к выводу, что оспариваемые заявителями нормы соответствуют Конституции РФ. При этом КС напомнил, что проведение следственных действий в отношении адвоката допускается лишь в соответствии с судебным решением. При этом суд должен указать определенный объект обыска, чтобы иные материалы адвокатского производства не стали доступны широкому кругу лиц. Суд также предложил федеральному законодателю установить дополнительные гарантии, исключающие получение следствием сведений, составляющих адвокатскую тайну. В частности, предусмотреть правовой механизм, обеспечивающий при обыске в отношении адвоката дифференцированный подход к исследованию материалов, которые содержат адвокатскую тайну, а также сведений, конфиденциальность которых не подлежит обеспечению законом. КС также отметил, что решения по делу заявителей, принятые в соотвествии с истолкованием норм УПК РФ, расходящимся с их конституционно-правовым смыслом, подлежат пересмотру. Баляна, М. Дзюбы и других можно ознакомиться здесь.

Кто посягнул на адвокатскую тайну

N 29-П город Санкт-Петербург "по делу о проверке конституционности положения абзаца первого пункта 1 статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина О.

Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л. Жарковой, С. Казанцева, С. Князева, А. Кокотова, Л. Красавчиковой, С.

Маврина, Н. Мельникова, Ю. Рудкина, О. Хохряковой, В. Ярославцева, руководствуясь статьей 125 часть 4 Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 471, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности положения абзаца первого пункта 1 статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации".

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина О. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителем законоположение. Заслушав сообщение судьи-докладчика Ю. Рудкина, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил: 1.

В соответствии с абзацем первым пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", а именно его предложением третьим, адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности.

Заявитель по настоящему делу гражданин О. Сухов, являющийся адвокатом Адвокатской палаты города Москвы, в 2017 году был избран депутатом Совета депутатов муниципального округа Нагорный в городе Москве и осуществляет полномочия депутата на непостоянной основе в соответствии с уставом данного муниципального образования все депутаты работают на непостоянной основе.

Решением Совета Адвокатской палаты города Москвы от 27 марта 2018 года к заявителю была применена мера дисциплинарной ответственности в виде замечания за занятие муниципальной должности - депутата Совета депутатов муниципального округа Нагорный в городе Москве. По мнению Совета Адвокатской палаты города Москвы, совмещение адвокатом адвокатской деятельности со статусом лица, занимающего муниципальную должность, даже и на непостоянной основе, свидетельствует о вхождении члена адвокатского сообщества, вопреки закону, в систему органов местного самоуправления; такое совмещение нарушает как независимость адвоката в качестве советника по правовым вопросам, так и принцип равноправия адвокатов, поскольку адвокат, занимающий муниципальную должность депутата, получает возможность использовать депутатские полномочия и привилегии, в том числе при оказании юридической помощи своим доверителям.

Указанным решением Совета Адвокатской палаты города Москвы О. Сухову также разъяснена необходимость устранить длящееся нарушение норм Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" в течение шести месяцев с даты принятия данного решения и он предупрежден, что неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции, может повлечь прекращение статуса адвоката.

Решением Хамовнического районного суда города Москвы от 19 июля 2018 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 декабря 2018 года, отказано в удовлетворении искового заявления О. Сухова об оспаривании указанного решения Совета Адвокатской палаты города Москвы и прекращении дисциплинарного производства. В кассационном порядке заявитель эти судебные постановления не обжаловал.

По мнению заявителя, оспариваемое законоположение в той мере, в какой оно запрещает адвокату занимать муниципальные должности, в том числе при избрании в орган местного самоуправления, без учета того, исполняет адвокат свои полномочия при работе в данном органе на постоянной или на непостоянной основе, не соответствует статьям 32 часть 2 , 34 часть 1 и 37 часть 1 Конституции Российской Федерации.

В соответствии со статьями 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации, проверяя по жалобам граждан конституционность закона или отдельных его положений, примененных в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, и затрагивающих конституционные права и свободы, на нарушение которых ссылается заявитель, принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм, не будучи связанным при принятии решения основаниями и доводами, изложенными в жалобе.

Соответственно, положение абзаца первого пункта 1 статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу в той мере, в какой на основании данного законоположения в системе действующего правового регулирования решается вопрос о запрете адвокату совмещать адвокатскую деятельность с деятельностью депутата представительного органа муниципального образования, осуществляющего полномочия на непостоянной основе.

Конституция Российской Федерации, гарантируя в Российской Федерации как правовом государстве государственную защиту прав и свобод человека и гражданина, в том числе право на получение квалифицированной юридической помощи статья 1, часть 1; статья 45, часть 1; статья 48, часть 1 , предполагает установление законодательного регулирования по вопросам, связанным с деятельностью адвокатуры, которые наряду с вопросами кадров судебных и правоохранительных органов, нотариатом относятся к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов статья 72, пункт "л" части 1.

Данные конституционные положения, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, ориентируют, среди прочего, на принятие общих по своему характеру законодательных мер по вопросам деятельности государственных органов и негосударственных институтов, призванных осуществлять публичную юридическую деятельность в целях охраны прав и свобод граждан, в том числе адвокатуры Определение от 8 декабря 2011 года N 1714-О-О. Конституционный Суд Российской Федерации также неоднократно отмечал, что общественные отношения по поводу оказания юридической помощи находятся во взаимосвязи с реализацией соответствующими субъектами конституционной обязанности государства по обеспечению надлежащих гарантий доступа каждого к правовым услугам и возможности привлечения каждым лицом, заинтересованным в совершении юридически значимых действий, квалифицированных специалистов в области права, - именно поэтому они воплощают в себе публичный интерес, а оказание юридических услуг имеет публично-правовое значение.

Данный вывод Конституционный Суд Российской Федерации последовательно подтверждал в своих решениях, в частности применительно к деятельности адвокатов Постановление от 23 декабря 1999 года N 18-П и Определение от 21 декабря 2000 года N 282-О.

Публичные начала в природе отношений по оказанию юридической помощи обусловлены и тем, что, возникая в связи с реализацией права на судебную защиту статья 46, часть 1, Конституции Российской Федерации , они протекают во взаимосвязи с функционированием институтов судебной власти.

Соответственно, право на получение квалифицированной юридической помощи, выступая гарантией защиты прав, свобод и законных интересов, одновременно является одной из предпосылок надлежащего осуществления правосудия, обеспечивая в соответствии со статьей 123 часть 3 Конституции Российской Федерации его состязательный характер и равноправие сторон Постановление от 23 января 2007 года N 1-П.

Будучи независимым профессиональным советником по правовым вопросам, на которого законом возложена публичная обязанность обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина в том числе по назначению судов , адвокат, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 17 декабря 2015 года N 33-П, осуществляет деятельность, имеющую публично-правовой характер, реализуя тем самым гарантии права каждого на получение квалифицированной юридической помощи.

Осуществление адвокатами указанных публичных функций предполагает создание нормативно-правовых и организационных механизмов, обеспечивающих законность и независимость в деятельности адвокатов с учетом специфики адвокатуры как профессионального сообщества адвокатов, которое, будучи институтом гражданского общества, не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления и действует на основе принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности, а также принципа равноправия адвокатов пункты 1 и 2 статьи 3 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации".

В то же время приобретение статуса адвоката выступает формой реализации права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию статья 37, часть 1, Конституции Российской Федерации.

Соответственно, хотя Конституция Российской Федерации не содержит положений, непосредственно определяющих статус адвоката и адвокатуры, вместе с тем приведенные конституционные положения и сформулированные на их основе правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации предполагают урегулирование статуса адвоката и адвокатуры в федеральном законе таким образом, чтобы они отвечали своему конституционному предназначению как элементу механизма реализации конституционных прав на судебную защиту и на квалифицированную юридическую помощь и при этом обеспечивали гарантии конституционных прав граждан, выбравших профессию адвоката.

Как следует из правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, основанных на положениях статей 17 часть 3 , 19 части 1 и 2 и 55 часть 3 Конституции Российской Федерации, федеральный законодатель, осуществляя соответствующее регулирование, обязан обеспечивать баланс конституционно защищаемых ценностей и соблюдать критерии разумности, необходимости и соразмерности связанных с таким статусом возможных ограничений прав и свобод и не вправе вводить не имеющие объективного и разумного оправдания различия в правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории.

Соответственно, адвокатская деятельность обособлена от других видов юридической помощи как особый вид квалифицированной юридической помощи, который оказывается исключительно субъектами со специальным правовым статусом - адвокатами, являющимися лицами свободной профессии то есть осуществляющими профессиональную деятельность не по найму и призванными осуществлять свою деятельность самостоятельно и независимо, что находит воплощение в установленных законом для адвокатов требованиях, ограничениях и гарантиях.

Одно из таких ограничений предусмотрено положением абзаца первого пункта 1 статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", согласно которому адвокат не вправе занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности.

Действующее правовое регулирование, а именно Федеральный закон от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" абзацы шестнадцатый и двадцатый части 1 статьи 2 и Федеральный закон "О муниципальной службе в Российской Федерации" часть 2 статьи 1 в отличие от прежнего регулирования вместо единого понятия "муниципальная должность" использует два термина: "муниципальная должность" и "должность муниципальной службы", однако, как и прежде, депутат представительного органа муниципального образования признается лицом, замещающим муниципальную должность.

В связи с этим положение абзаца первого пункта 1 статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" само по себе могло быть воспринято в правоприменительной практике как запрет совмещать адвокатскую деятельность с муниципальной службой и или как запрет адвокату занимать должность депутата представительного органа муниципального образования или иную выборную муниципальную должность вне зависимости от того, исполняются ли полномочия по соответствующей должности на постоянной или непостоянной основе.

Так, согласно представленным в Конституционный Суд Российской Федерации материалам, в частности, Адвокатская палата города Москвы, членом которой является заявитель, исходит из того, что в случае если адвокат был избран на должность депутата представительного органа муниципального образования и соответствующие полномочия осуществляются им на непостоянной основе, то в силу названного законоположения такой адвокат должен либо прекратить полномочия депутата представительного органа муниципального образования, чтобы продолжать заниматься адвокатской деятельностью, либо утратить статус адвоката.

Аналогичную позицию занимает Главное управление Министерства юстиции Российской Федерации по Москве, поскольку именно по его представлению было возбуждено дисциплинарное дело в отношении заявителя, а также другие дисциплинарные дела, связанные с совмещением адвокатской деятельности и исполнением полномочий депутата представительного органа муниципального образования на непостоянной основе. Позиция Адвокатской палаты города Москвы по делу заявителя поддержана судами, в том числе судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда.

В то же время адвокатскими палатами Московской, Ленинградской и Омской областей, Краснодарского края и Республики Башкортостан совмещение адвокатской деятельности и исполнения полномочий депутата представительного органа муниципального образования на непостоянной основе не рассматривается как недопустимое и влекущее прекращение или приостановление статуса адвоката. Таким образом, правоприменительная практика Адвокатской палаты города Москвы и судов по делу заявителя свидетельствует о том, что адвокаты, избранные депутатами представительных органов муниципальных образований и осуществляющие депутатские полномочия на непостоянной основе, со ссылкой на оспариваемое положение вынуждены либо утратить статус адвоката, либо досрочно прекратить полномочия депутата представительного органа муниципального образования.

При этом для адвокатов адвокатских палат ряда других субъектов Российской Федерации таких последствий не наступает. Между тем, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, в правоприменительной практике должно обеспечиваться конституционное истолкование подлежащих применению нормативных положений, с которым очевидно несовместима ситуация, когда возникают такие различия в правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания.

Хотя механизм действия закона должен быть понятен субъектам соответствующих правоотношений прежде всего из содержания конкретного нормативного положения или системы находящихся во взаимосвязи нормативных положений, не исключаются случаи, когда необходимая степень определенности правового регулирования может быть достигнута путем выявления более сложных взаимосвязей правовых предписаний постановления от 23 декабря 1997 года N 21-П, от 23 февраля 1999 года N 4-П, от 22 апреля 2013 года N 8-П, от 12 марта 2015 года N 4-П и др.

В частности, не имеет разумного конституционно-правового обоснования лишение гражданина, избранного депутатом представительного органа муниципального образования и осуществляющего депутатские полномочия на непостоянной основе, статуса адвоката только в силу самого факта замещения муниципальной должности и безотносительно к характеру исполняемой по данной должности публично-правовой функции.

Несмотря на то что органы местного самоуправления являются элементом системы публичной власти в Российской Федерации, их основное предназначение состоит, как это прямо следует из статей 12, 130 часть 1 и 132 часть 2 Конституции Российской Федерации, в решении вопросов местного значения. Именно такого рода вопросы, направленные на непосредственное обеспечение жизнедеятельности населения, решает представительный орган муниципального образования; в его деятельности преобладают коммунально-хозяйственные аспекты, связанные с текущими нуждами и определением перспектив развития муниципального образования как территориального объединения граждан, коллективно реализующих на основании Конституции Российской Федерации право на осуществление местного самоуправления Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 2 апреля 2002 года N 7-П.

Конституция Российской Федерации, в частности ее статьи 32 части 1 и 2 и 37 часть 1 , не содержит предписаний, которые бы прямо запрещали адвокату без утраты своего статуса осуществлять полномочия депутата представительного органа муниципального образования на непостоянной основе. Вместе с тем из ее положений также не вытекает прямой запрет федеральному законодателю исключить возможность совмещения адвокатской деятельности с осуществлением полномочий депутата представительного органа муниципального образования на непостоянной основе.

Хотя зарубежный опыт правового регулирования свидетельствует преимущественно о возможности совмещения статуса адвоката и статуса депутата по крайней мере, местного уровня публичной власти , осуществляющего полномочия на непостоянной основе и не занимающего руководящих должностей в представительном органе, в конкретно-исторических условиях функционирования правовой демократии в той или иной стране для регулирования, не допускающего такое совмещение, могут возникать основания.

Даже оставляя в стороне высказываемые опасения по поводу использования статуса депутата, включая особые права и гарантии депутатский иммунитет, право направления запросов и т. Такое регулирование могло бы - при обеспечении его должной обоснованности и соразмерности - рассматриваться как направленное на защиту прав других граждан: и избирателей, и лиц, прибегающих к квалифицированной юридической помощи адвокатов, то есть как согласованное с положениями статей 17 часть 3 и 55 часть 3 Конституции Российской Федерации.

Соответственно, решение вопроса о возможности и условиях совмещения адвокатской деятельности с осуществлением полномочий депутата представительного органа муниципального образования на непостоянной основе, о последствиях осуществления гражданином таких полномочий для его статуса адвоката Конституция Российской Федерации относит к дискреции федерального законодателя, которая, однако, ограничена принципами равенства, справедливости и соразмерности ограничения прав и свобод, а также требованиями определенности правового регулирования, в том числе в порождаемых им правовых последствиях и устанавливаемых в отношении соответствующего лица надлежащих гарантиях.

В рамках конкретизации оспариваемого законоположения Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" предусмотрено, что избрание адвоката в орган государственной власти или орган местного самоуправления на период работы на постоянной основе признается обстоятельством, влекущим в обязательном порядке приостановление статуса адвоката подпункт 1 пункта 1 статьи 16.

Вместе с тем действующее правовое регулирование предусматривает, что по некоторым должностям в органах государственной власти и местного самоуправления, в том числе замещаемым посредством выборов, полномочия осуществляются на непостоянной основе, то есть без отрыва от основной профессиональной деятельности, которой лицо занималось на момент замещения должности, и без абсолютного ограничения возможности для лица совмещать депутатскую деятельность с иной - помимо преподавательской, научной и иной творческой - оплачиваемой деятельностью.

Так, в соответствии с Федеральным законом "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" депутаты представительного органа муниципального образования осуществляют свои полномочия, как правило, на непостоянной основе; депутат, осуществляющий полномочия на постоянной основе, не может участвовать в качестве защитника или представителя кроме случаев законного представительства по гражданскому, административному или уголовному делу либо делу об административном правонарушении части 5 и 91 статьи 40.

Также только для депутатов представительных органов муниципальных образований, осуществляющих свои полномочия на постоянной основе, установлены запреты заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц, участвовать в управлении коммерческой организацией или некоммерческой организацией, за исключением разрешенных федеральным законом случаев, и заниматься иной оплачиваемой деятельностью, за исключением преподавательской, научной и иной творческой деятельности пункты 2 и 3 части 7 статьи 40.

Приведенные законоположения, рассматриваемые во взаимосвязи с пунктом 1 статьи 2 и подпунктом 1 пункта 1 статьи 16 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", позволяют полагать, что в случае избрания адвоката депутатом представительного органа муниципального образования, если соответствующие полномочия осуществляются на постоянной основе, установленный пунктом 1 статьи 2 данного Федерального закона запрет для адвоката на замещение муниципальной должности реализуется путем приостановления его адвокатского статуса на период осуществления полномочий на постоянной основе, а если такие полномочия осуществляются на непостоянной основе, то приостановления статуса адвоката на период осуществления полномочий не предусмотрено.

Кроме того, осуществление адвокатом, избранным в орган местного самоуправления, полномочий в соответствующем органе на непостоянной основе указанный Федеральный закон прямо не относит и к обстоятельствам, влекущим прекращение статуса адвоката пункты 1 и 2 статьи 17. Таким обстоятельством, в частности, подпункт 3 пункта 2 его статьи 17 называет неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции, о чем был предупрежден заявитель в связи с разъяснением в решении Совета Адвокатской палаты города Москвы о необходимости устранения допущенного им, по мнению Совета, нарушения оспариваемого положения Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации".

В то же время, презюмируя соблюдение требований разумности правового регулирования, необходимо исходить из того, что законодатель, прямо предусмотрев приостановление статуса адвоката как способ разрешения коллизии между замещением муниципальной должности на постоянной основе и статусом адвоката и, соответственно, восстановление этого статуса с отпадением оснований приостановления, не мог одновременно поставить адвокатов, без прямого и однозначного нормативного указания, перед жестким выбором между прекращением статуса адвоката и прекращением осуществления полномочий депутата представительного органа муниципального образования на непостоянной, то есть в меньшей степени связанной с интеграцией в институты муниципальной власти, основе.

Иное понимание подпункта 1 пункта 1 статьи 16 и подпункта 3 пункта 2 статьи 17 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" в их взаимосвязи в рамках действующего правового регулирования было бы несовместимо с положениями статьи 55 часть 3 Конституции Российской Федерации, поскольку влекло бы несоразмерное ограничение прав граждан, гарантированных статьями 32 части 1 и 2 и 37 часть 1 Конституции Российской Федерации.

Таким образом, действующее законодательное регулирование позволяет утверждать, что законодатель не предусматривает каких-либо правовых последствий замещения муниципальной должности адвокатом для его адвокатского статуса в случае, если он избран депутатом представительного органа муниципального образования и осуществляет свои полномочия на непостоянной основе.

Причем с учетом конституционных требований соразмерности налагаемых ограничений и определенности правового регулирования это должно расцениваться не как пробел в определении правовых последствий, наступающих применительно к избранию адвоката депутатом представительного органа муниципального образования и осуществлению им депутатских полномочий на непостоянной основе, а как квалифицированное умолчание, свидетельствующее о том, что на осуществление полномочий депутата представительного органа местного самоуправления на непостоянной основе положение абзаца первого пункта 1 статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" не распространяется и, соответственно, не предполагает запрета адвокату совмещать адвокатскую деятельность с осуществлением им полномочий депутата представительного органа муниципального образования на непостоянной основе.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 6, 471, 71, 72, 74, 75, 78, 79 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации постановил: 1. Признать положение абзаца первого пункта 1 статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку оно по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования не предполагает запрета адвокату совмещать адвокатскую деятельность с осуществлением им полномочий депутата представительного органа муниципального образования на непостоянной основе.

Конституционно-правовой смысл положения абзаца первого пункта 1 статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным, что исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

Правоприменительные решения, вынесенные в отношении гражданина Сухова Олега Владимировича на основании положения абзаца первого пункта 1 статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и на "Официальном интернет-портале правовой информации" www. Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд Российской Федерации.

КС запретил судам навязывать обвиняемому защитника по назначению, от которого тот отказался

N 29-П город Санкт-Петербург "по делу о проверке конституционности положения абзаца первого пункта 1 статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина О. Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л.

КС проверил нормы УПК об обыске адвокатов, позволяющие изымать их досье и переписку с клиентами

Уникальное решение принял Конституционный суд страны. Оно напрямую касается 50-тысячного отряда адвокатов России и неисчислимого количества граждан, которые обращаются к ним за помощью. А вот не менее многочисленных трудящихся правоохранительных органов принятое решение скорее всего расстроит. Главный суд страны сказал, что тайна отношений защитника и клиента - понятие незыблемое, которое нарушать без специального судебного решения никак нельзя. Даже если это очень хочется следователям и оперативным работникам. Сегодня "Российская газета" публикует определение Конституционного суда, инициаторами которого стали 21 адвокат столичной юридической фирмы. Именно они пожаловались судьям на творимый, на их взгляд, произвол. А выразился произвол в следующем. Под самый новый год, точнее 29 декабря 2004 года, в офисе юрфирмы "Юстина" и на рабочих местах адвокатов прошел обыск. Основанием для обыска стало постановление следователя, который решил, что именно в помещении адвокатов изготавливаются и, естественно, хранятся поддельные документы.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 22 Вопрос. Конфликт интересов и коллизии взаимоотношений между адвокатом и доверителем

Принцип профессиональной тайны адвоката

Один из них считает, что документ создает дополнительные гарантии обеспечения права обвиняемого получать юридическую помощь от защитника по своему выбору. Другой полагает, что КС вместо разрешения системной проблемы сделал попытку легитимировать осуществление навязанной защиты. Третий убежден, что постановление только осложнит защиту. В июле 2016 г. В январе 2018 г.

Конституционный суд РФ своим постановлением признал материалы адвокатского производства в отношении доверителя адвоката. Цель: Выявление коллизий между законодательством об адвокатуре и . 6 Постановления Конституционного Суда РФ от 20 февраля г. адвокат, продолжающий оказывать доверителю юридическую помощь, а также. Коллизии взаимоотношений адвоката и подзащитного. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня г. № П . адвоката в арбитражном суде по защите прав доверителя по.

Стецовский Ю. Конфиденциальность сведений, известных адвокату в связи с оказанием юридической помощи, — одна из составляющих права на получение квалифицированной юридической помощи. Данное положение предусмотрено Конституцией РФ, другими внутренними и международно-правовыми актами. Согласно Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Предмет Соглашения об оказании юридической помощи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 2
  1. Добромысл

    Своевременный топик

  2. Валентина

    Автору нужно памятник постаить за такое!:)

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных